Дождь и я

Разгневанная природа в знак солидарности, отреагировала на происходящее, как по заказу – мгновенно (возможно, это произошло совершенно случайно, но это произошло). Тучи, собранные ветром в кучу, столкнулись. По всему небу, полоснула молния, расчертив небо пополам. За огненной самозванкой, для усиления виденья шлейфом пронёсся сильнейший разряд грома. На одном показе своей огненной силы, молния не успокоилась. Сговорившись с небесными руководителями, она стала играть с ними в салочки, короткими вспышками показывая своё местонахождение: то здесь, то там.

Вокруг так грохотало, что человеческий страх начал проявляться на теле девушки мелкими мурашками, хотелось бросить руль и зажать уши. Но одним движением проблем не решишь, потому что появятся - другие. Уши закроешь, но глаза-то видят, что творится вокруг. Ветер совсем одичал, с такой силой гнал облака, казалось ещё немного и машина, деревья… всё полетит к чёрту верх тормашками вместе с облаками. А где-нибудь на расстоянии упадут крупные капли дождя и машина с водителем в разобранном виде.

ГрозаСамый приятный момент в этой гонке: страх есть, а приступа паники - нет, в глазах даже появился намёк на улыбку вперемежку со слезами.

Стрелка спидометра стала отсчитывать километры в обратном направлении: сто, восемьдесят, сорок… Машина затормозила, съехала на обочину и остановилась. Ветер не стал перегонять небесное стадо туч в другое место и хорошенечко потряс здесь. Такого ливня девушка не видела никогда. А, если бы она была дома или в библиотеке, или…точнее сказать в городе наедине со своим горем, то вряд ли бы обратила внимание на проливной дождь. Переждала бы в сухом и комфортном месте и разбушевавшаяся стихия, скорее всего, осталась незамеченной.

По крыше машины барабанил град. Мелкие и крупные горошины отскакивали от холодного металла. Ударялись о землю и исчезали в траве.

Так не могло продолжаться вечно. Растратив силы, ветер стал утихать. Небо просветлело и как по щучьему велению, появилось солнце. Через просветы-дырочки лучи стали весело играть с умытой травой, землёй, машиной…

Дверь машины открылась.

- Да-а-а… если бы не остановилась вовремя, с ней тоже могло произойти что-то подобное, или точнее сказать - ужасное. Исчезла бы с лица земли, превращаясь в вечность, как эти драгоценности. – Сколько раз ей говорили, что нельзя жить форсировано, надо уметь усмирять свой легковозбудимый темперамент.