Улитка

Наш сайт знакомит посетителей с рассказом приднестровского поэта, писателя, публициста Сергея Александровича Багнюка.

В один из теплых вечеров южного лета, женщина средних лет прогуливалась во дворе многоэтажки со своим любимым пуделем – «девочкой» с романтическим именем Карменсита. Так собачку нарекли за курчавую черную шерсть. «Кармен, Кармен, нельзя, девочка», - ласково внушала хозяйка своей непослушной собачке, норовившей схватить с земли то, что ей было не положено. Здесь нужно дать некоторые пояснения. В квартире Лидии Ивановны всегда ютились самые разные представители наших меньших братьев, начиная с собак и кошек и заканчивая пернатыми. Все они оказались однажды в беде и были подобраны сердобольной женщиной. Лидия Ивановна вообще благоговейно относилась ко всему живому, что вполне согласовывалось с ее профессией, так как она работала преподавателем биологии с ученой степенью кандидата наук в Университете. Вот и собачка Кармен была одной из спасенных.

Неожиданно, ее внимание привлекло необычное поведение незнакомого мальчика, лет четырех. Он усиленно топал ножкой по траве и затем вдавливал пяткой что-то в землю. Лидия Ивановна подошла поближе. Оказалось, что мальчик раздавил виноградную улитку. Мальчик, не замечая приближения взрослого, еще раз наступил на беззащитное существо и, сделав еще одно усилие, размазал его тельце.

Как часто люди проходят мимо детской жестокости, видя её и не придавая ей значения. Даже «педагогический инстинкт» учителей не всегда срабатывает, - хочется от него отдохнуть вне школы. Лидия Ивановна в таких случаях никогда не стояла перед выбором: «Малыш, что ты наделал? Улитка живая, ей больно. За что ты ее убил? А может быть, она ползла к своим деткам. Теперь у них не будет мамы».

Мальчик опустил глаза и заплакал. Это были дорогие детские слезы. Лидия Ивановна хотела было продолжить разговор и утешить ребенка, уверяя, что больше он так не будет делать. Но в следующую минуту произошло событие, которое трудно было предвидеть.

Беззаботность летнего двора нарушил пронзительный женский крик:
- Ты что прицепилась к моему ребенку? Ты кто такая?

Женщина и ее собачка, вздрогнув от неожиданности, обернулись. Их взору предстала молодая разъяренная особа. Она решительным шагом двигалась навстречу.

«А почему Вы обращаетесь ко мне на «ты»?»- возмутилась Лидия Ивановна. Однако «орлица», продолжала свое: «Ты шла и иди своей дорогой, ты чего пристала к моему ребенку?»

«Но Ваш ребенок только что раздавил улитку, и я сделала ему замечание», - не меняя учтивого тона, продолжала растерявшаяся от неожиданного налета женщина.

- Пусть давит, твое какое дело? Улитки вред приносят.

Ребенок испуганно прижался к матери и таращил глазенки на обеих женщин, не понимая о чем спор, но зато отлично чувствуя материнскую защиту.

- Я вас не понимаю, Вы хотите, чтобы Ваш ребенок вырос жестоким?
- Я еще раз говорю тебе – не твое дело. Своих детей воспитывай, а чужих не тронь.
- Смотрите, как бы он и Вас однажды не раздавил,- бросила разгоряченной особе, отчаявшись чего-либо добиться, Лидия Ивановна, уходя с места конфликта. Вслед ей продолжались не утихающие крики:
- Иди, иди. Попробуй еще раз подойти к моему мальчику, я тебе…

Оскорбленная женщина пошла домой, таща за собой растерянную Карменситу, которая не понимала, что собственно произошло, но состояние хозяйки ей тоже передалось, и это читалось в перепуганных глазах животного…

Шли годы. Лидия Ивановна вышла на пенсию. Выросли соседские дети. Поменялись многие жильцы в доме. Умерла Карменсита. Ее сменила другая маленькая пушистая собачка, спасенная Лидией Ивановной.

В один прекрасный летний вечер, подобный тому, который был некогда испорчен описанным выше событием, Лидия Ивановна прогуливалась во дворе со своим четвероногим питомцем. Все так же сидели на скамейке соседки, обсуждая прохожих, играли ребятишки. Неожиданно, Лидия Ивановна почувствовала на себе пристальный взгляд незнакомой женщины, которая стояла под деревом, очевидно, в ожидании кого-то.

- Здравствуйте, Вы меня не узнаете?- произнесла каким-то странным страдальческим тоном незнакомка.
- Извините, что-то не припоминаю, - ответила Лидия Ивановна.
- Помните ребенка, которому Вы сделали замечание за то, что он раздавил улитку?
- Да, да, да, что-то припоминаю.
- Простите меня ради Бога за то, что я Вам тогда нагрубила.
- Я давно забыла обиду. А как Ваш мальчик?

На глазах у женщины засверкали слезы.

- Как Вы были тогда правы. Растоптал он меня как ту улитку. Подонком вырос мой сын.

Лидия Ивановна с трудом узнавала в измученной, сильно постаревшей женщине, молодую красивую самоуверенную особу, которая некогда нахамила ей, думая, что делает благо своему ребенку.

- Что же у Вас такое случилось? – проявила участие Лидия Ивановна.
- Бьет он меня, не работает, пропивает мою зарплату. Из дому гонит. Соседи советуют жалобу на него в милицию написать.

Дальше женщина продолжать разговор уже не могла. Слезы хлынули у неё из глаз…

Подхватившись, женщина быстрым шагом пошла со двора. Лидия Ивановна долго смотрела ей вслед.