Спасая людей, погибают обезьяны

Шимпанзе67 лет проводились уникальные исследования в НИИ экспериментальной патологии и медицины (Сухуми) Российской Академии медицинских наук. В крупнейшем обезьяньем питомнике впервые в мире были смоделированы инфаркт миокарда, злокачественная лимфома, вирусный гепатит «А», гемморагическая лихорадка, энцефаломиокардит, испытаны эффективность и безвредность новых биологически активных препаратов и вакцин. Грузино-абхазская война разрушила уникальное научное учреждение, по образу и подобию которого, кстати, были организованы семь приматологических центров в США.

Официально сегодня, после распада СССР, существуют две организации: Институт медицинской приматологии (Сочи) во главе с всемирно известным академиком Борисом Лапиным, и Сухумский приматологический центр экспериментальной медицины в составе АН Абхазии. Сейчас популяция обезьян сократилась здесь до критического уровня. Из шести тысяч приматов осталось менее 10 процентов.

Примерно столько же, оставшись бесхозными, ведут дикий образ жизни в лесах от Туапсе до Сухуми. Во время военных действий из многих пород были выбиты либо все самцы, либо самки. Воспроизводство стада стало проблематичным. Кроме того, как сообщила заместитель директора по науке Сухумского центра приматологии профессор Виолетта Агрба, наиболее продуктивное стадо элитных обезьян (а это несколько сот особей) украдено и увезено в Турцию.

Исследования на обезьянах, называемых «лабораторными двойниками человека», в области биологии и медицины альтернативы не имеют. Россииский и Абхазский центры искусственно разделены. Оба учреждения по причине пограничных и таможенных препон оказались на грани краха — научного, финансового, медицинского. Обезьяны от бескормицы умирают в лесах и горах Кавказа. А страдает медицина, которой приматы служили честно.